Новочеркасск хмурый Коркино готовые закладки Саянск


Полное собрание сочинений в тридцати томах //Наука, Москва, 1976 FB2: “fb2design”, 2011-05-04, version 2.0 UUID: 02F5A5EA-D24F-40EA-B656-120F5334BF22 PDF: org.trivee.fb2pdf.FB2toPDF 1.0, 04.06.2011 Антон Павлович Чехов Том 6. Рассказы 1887 (Полное собрание сочинений в тридцати томах #6) Полное собрание сочинений и писем Антона Павло- вича Чехова в тридцати томах — первое научное из- дание литературного наследия великого русского пи- сателя. Оно ставит перед собой задачу дать с исчер- пывающей полнотой всё, созданное Чеховым. В шестой том Полного собрания сочинений А. П. Че- хова входят произведения, написанные в 1887 году. В данной электронной редакции опущен раздел «Ва- рианты». http://ruslit.traumlibrary.net

Содержание #1 Рассказы Комментарии Прижизненные переводы на иностранные языки[35] Иллюстрации Выходные данные

Антон Павлович Чехов Полное собрание сочинений в тридцати томах Том 6. Рассказы 1887

Рассказы Новогодняя пытка* (Очерк новейшей инквизиции) ы облачаетесь во фрачную пару, нацепляе- В те на шею Станислава*, если таковой у вас имеется, прыскаете платок духами, закручи- ваете штопором усы — и всё это с такими злобными, порывистыми движениями, как будто одеваете не себя самого, а своего злей- шего врага. — А, чёрррт подери! — бормочете вы сквозь зубы. — Нет покоя ни в будни, ни в праздники! На старости лет мычешься, как ссобака! Почтальоны живут покойнее! Возле вас стоит ваша, с позволения ска- зать, подруга жизни, Верочка, и егозит: — Ишь что выдумал: визитов не делать! Я согласна, визиты — глупость, предрассудок, их не следует делать, но если ты осмелишься остаться дома, то, клянусь, я уйду, уйду… на- веки уйду! Я умру! Один у нас дядя, и ты… ты не можешь, тебе лень поздравить его с Но-

зать, какое на Леночке платье, что вы — му- читель, изверг и убийца… Под конец, когда вы думаете, что вам можно уже завалиться и отдохнуть, ваша супруга вдруг начинает об- нюхивать вас, делает испуганные глаза и вскрикивает. — Послушайте, — говорит она, — вы меня не обманете! Куда вы заезжали, кроме визи- тов? — Ни… никуда… — Лжете, лжете! Когда вы уезжали, от вас пахло виолет-де-пармом*, теперь же от вас ра- зит опопанаксом*! Несчастный, я всё пони- маю! Извольте мне говорить! Встаньте! Не смейте спать, когда с вами говорят! Кто она? У кого вы были? Вы таращите глаза, крякаете и в обалде- нии встряхиваете головой… — Вы молчите?! Не отвечаете? — продол- жает супруга. — Нет? Уми…умираю! До…док- тора! За-му-учил! Уми-ра-аю! Теперь, милый мужчина, одевайтесь и скачите за доктором. С Новым годом!

одна была глубокая, а другая мелкая, и вдруг вспомнил. — Послушайте, третьего дня, кажется, я встретил вас на Садовой, — сказал он, — но тогда вы говорили мне, что вы не сельский учитель, а студент, которого исключили * . Помните? — Не… нет, не может быть! — пробормо- тал проситель, смущаясь. — Я сельский учи- тель и, ежели желаете, могу документы пока- зать. — Будет вам лгать! Вы называли себя сту- дентом и даже рассказали мне, за что вас ис- ключили. Помните? Скворцов покраснел и с выражением гад- ливости на лице отошел от оборвыша. — Это подло, милостивый государь! — крикнул он сердито. — Это мошенничество! Я вас в полицию отправлю, чёрт бы вас взял! Вы бедны, голодны, но это не дает вам права так нагло, бессовестно лгать! Оборвыш взялся за ручку двери и расте- рянно, как пойманный вор, оглядел перед- нюю.

— Да ты с ума сошел! — рассердилась же- на. — Ведь у нас жильцы! В той комнате, где была наша спальня, слесарь с женой живет! — А… а? Какой слесарь? — Да рыжий слесарь с женой. Я их пусти- ла за четыре рубля в месяц… Не кричи, а то разбудишь! Немец выпучил глаза и долго смотрел на жену; потом нагнул голову и медленно свист- нул… — Теперь я понимаю… — сказал он. Немного погодя немецкая душа опять уже приняла свое прежнее положение, и Иван Карлыч чувствовал себя прекрасно. — Ты у меня русский, — бормотал он, — и кухарка русский, и я русский… Все имеем рус- ские языки… Слесарь — хороший слесарь, и я желаю его обнимать… Функ и Кº тоже хоро- ший Функ и Кº… Россия великолепная зем- ля… С Германией я желаю драться…

Первый раз в нашем магазине? Зарегистрируйтесь и получите доступ к расширенным возможностям сайта
и 10 бесплатных книг
в подарок!

Логин и пароль, выданные вам при регистрации, Вы всегда сможете найти в истории платежей для PayPal, WM, Яндекс.Денег, в SMS сообщении при оплате через SMS и на вашем e-mail при оплате банковской картой.

Полное собрание сочинений в тридцати томах //Наука, Москва, 1976 FB2: “fb2design”, 2011-05-04, version 2.0 UUID: 02F5A5EA-D24F-40EA-B656-120F5334BF22 PDF: org.trivee.fb2pdf.FB2toPDF 1.0, 04.06.2011 Антон Павлович Чехов Том 6. Рассказы 1887 (Полное собрание сочинений в тридцати томах #6) Полное собрание сочинений и писем Антона Павло- вича Чехова в тридцати томах — первое научное из- дание литературного наследия великого русского пи- сателя. Оно ставит перед собой задачу дать с исчер- пывающей полнотой всё, созданное Чеховым. В шестой том Полного собрания сочинений А. П. Че- хова входят произведения, написанные в 1887 году. В данной электронной редакции опущен раздел «Ва- рианты». http://ruslit.traumlibrary.net

Содержание #1 Рассказы Комментарии Прижизненные переводы на иностранные языки[35] Иллюстрации Выходные данные

Антон Павлович Чехов Полное собрание сочинений в тридцати томах Том 6. Рассказы 1887

Рассказы Новогодняя пытка* (Очерк новейшей инквизиции) ы облачаетесь во фрачную пару, нацепляе- В те на шею Станислава*, если таковой у вас имеется, прыскаете платок духами, закручи- ваете штопором усы — и всё это с такими злобными, порывистыми движениями, как будто одеваете не себя самого, а своего злей- шего врага. — А, чёрррт подери! — бормочете вы сквозь зубы. — Нет покоя ни в будни, ни в праздники! На старости лет мычешься, как ссобака! Почтальоны живут покойнее! Возле вас стоит ваша, с позволения ска- зать, подруга жизни, Верочка, и егозит: — Ишь что выдумал: визитов не делать! Я согласна, визиты — глупость, предрассудок, их не следует делать, но если ты осмелишься остаться дома, то, клянусь, я уйду, уйду… на- веки уйду! Я умру! Один у нас дядя, и ты… ты не можешь, тебе лень поздравить его с Но-

зать, какое на Леночке платье, что вы — му- читель, изверг и убийца… Под конец, когда вы думаете, что вам можно уже завалиться и отдохнуть, ваша супруга вдруг начинает об- нюхивать вас, делает испуганные глаза и вскрикивает. — Послушайте, — говорит она, — вы меня не обманете! Куда вы заезжали, кроме визи- тов? — Ни… никуда… — Лжете, лжете! Когда вы уезжали, от вас пахло виолет-де-пармом*, теперь же от вас ра- зит опопанаксом*! Несчастный, я всё пони- маю! Извольте мне говорить! Встаньте! Не смейте спать, когда с вами говорят! Кто она? У кого вы были? Вы таращите глаза, крякаете и в обалде- нии встряхиваете головой… — Вы молчите?! Не отвечаете? — продол- жает супруга. — Нет? Уми…умираю! До…док- тора! За-му-учил! Уми-ра-аю! Теперь, милый мужчина, одевайтесь и скачите за доктором. С Новым годом!

одна была глубокая, а другая мелкая, и вдруг вспомнил. — Послушайте, третьего дня, кажется, я встретил вас на Садовой, — сказал он, — но тогда вы говорили мне, что вы не сельский учитель, а студент, которого исключили * . Помните? — Не… нет, не может быть! — пробормо- тал проситель, смущаясь. — Я сельский учи- тель и, ежели желаете, могу документы пока- зать. — Будет вам лгать! Вы называли себя сту- дентом и даже рассказали мне, за что вас ис- ключили. Помните? Скворцов покраснел и с выражением гад- ливости на лице отошел от оборвыша. — Это подло, милостивый государь! — крикнул он сердито. — Это мошенничество! Я вас в полицию отправлю, чёрт бы вас взял! Вы бедны, голодны, но это не дает вам права так нагло, бессовестно лгать! Оборвыш взялся за ручку двери и расте- рянно, как пойманный вор, оглядел перед- нюю.

— Да ты с ума сошел! — рассердилась же- на. — Ведь у нас жильцы! В той комнате, где была наша спальня, слесарь с женой живет! — А… а? Какой слесарь? — Да рыжий слесарь с женой. Я их пусти- ла за четыре рубля в месяц… Не кричи, а то разбудишь! Немец выпучил глаза и долго смотрел на жену; потом нагнул голову и медленно свист- нул… — Теперь я понимаю… — сказал он. Немного погодя немецкая душа опять уже приняла свое прежнее положение, и Иван Карлыч чувствовал себя прекрасно. — Ты у меня русский, — бормотал он, — и кухарка русский, и я русский… Все имеем рус- ские языки… Слесарь — хороший слесарь, и я желаю его обнимать… Функ и Кº тоже хоро- ший Функ и Кº… Россия великолепная зем- ля… С Германией я желаю драться…

Все права принадлежат сайту shokozayac.ru при копировании материалов с сайта обязательна ссылка на источник shokozayac.ru